О том, как к моему мужу «сестра» из другого города приехала…

Мой пока еще муж родом из другого города. Давным-давно его отправили к нам на срочную службу. Отслужив, он не вернулся домой, а осел здесь. Стал жить с девушкой, с которой познакомился во время службы в армии.

У них не сложилось — разбежались. Антон снял квартиру и продолжил работать. Домой его звали — у него там мама, два брата и сестра, все старшие, но он не поехал.

 

Мы с Антоном познакомились 7 лет назад. У меня — старенькая мама, я — поздний ребенок. И бросить маму я не могла ни в каком случае.

Антон с этим согласился и переехал жить к нам. В просьбе о регистрации, мама Антону отказала сразу. Так он и жил, с иногородней пропиской.

Помимо мамы, у меня есть ребенок от первого брака, дочка Лариса, или Лара, как мы ее называем. Сейчас ей 9 лет.

Через год совместной жизни мы поженились, просто расписались. У Антона тогда проблемы со здоровьем были, поэтому он не работал. Денег на свадьбу не было, но мы и не хотели дорогое торжество.

Пока Антон сидел дома, он сделал ремонт в маминой квартире. Мы с мамой — она с пенсии, я с зарплаты, давали Антону деньги на стройматериалы, а он все переклеивал и перекладывал своими руками. Обои, были заменены межкомнатные двери, переложена плитка на кухне и в санузле — он у нас совмещенный.

Дополнительно был сделан натяжной потолок, но этим занимались специалисты.

Мама с Антоном ладила, поводов для ссор у них не было. Антон — в одной комнате, мама — с внучкой вечерами и выходными. Я работала, по идее, по графику два через два, но выходные у меня бывали редко — я старалась брать как можно больше смен, чтобы кормить семью.

Помимо зарплаты, у меня есть еще один доход — алименты. Но эти деньги тратятся только на дочь. Часть — на текущее содержание: одежда, плата в садик, потом — в школу, форма, учебники и дополнительные занятия.

Вторую часть я откладываю дочери на будущее — на обучение или на небольшую жилплощадь. Бывший муж не жадничает, поэтому средств на квартиру к совершеннолетию дочки должно хватить.

Надо сказать, что Антон практически не общался с Ларой. Я никогда не свешивала своего ребенка на нынешнего мужа. Да и есть у Лары свой папа, который проводит с ней время. Поэтому на любви и сближении я не настаивала.

Вот, в общем-то, и вся предыстория. Общих детей у нас нет — я не хотела.

Месяц назад произошла ситуация. Антон (полгода назад он устроился на работу) вечером куда-то собрался. На мой вопрос — куда, он ответил:

— Сестра с племянником приезжают, надо встретить.

Я подумала, они приехали к знакомым или сняли гостиницу. Представить себе, что Антон привезет их к нам, я не могла. Но он привез.

Следом за мужем в квартиру зашла светловолосая женщина лет 40 с юношей лет 18-19 и сказала:

— Я — Мария, это — Вячеслав, мой сын.

Антон, как ни в чем не бывало, пригласил их пройти, и ушел в машину. за чемоданами.

Я посадила гостей пить чай и позвала мужа на разговор.

— Машу бросил муж. Ей негде жить, я позвал ее к нам. — поставил меня Антон перед фактом.

— Почему ты не спросил моего мнения? Это — мамина квартира, надо было и с ней посоветоваться. Кроме того, где они будут жить?

У Антона все оказалось просто. У мамы — трехкомнатная квартира. В одной комнате — мама, во второй — мы с Антоном, в третьей — Лара. Так вот, я должна переехать к маме вместе с Ларой. В комнату дочери поселится Вячеслав, а Мария будет жить с Антоном.

Мы поругались. Почему Вячеслав с матерью не могут пожить вместе, в комнате дочери? Но Антон стоял на своем.

Мама не обрадовалась гостям. Она ясно дала понять, что они у нас — максимум на пару дней, не больше. Также мама высказала Антону свое недовольство — «Надо было спросить, или я тут уже не хозяйка?». Антон начал возмущаться:

— Да я из Вашего бомжатника конфетку сделал! Будете выпендриваться — в суд пойду, чтобы мне долю в квартире выделили!

Мама была в шоке, у нее даже давление поднялось. Я принялась спорить с мужем, но он настоял на своем, под угрозой устроить погром — отбить плитку и оторвать обои.

Мы с мамой и Ларой ночевали вместе. Вячеслав спал в комнате дочки, а Антон — с сестрой, как он и хотел. Ситуация меня потрясла. Столько лет сидеть дома и не работать, а теперь возомнить себя великим хозяином — кошмар просто.

Утром, пока Антон спал, я нашла в соцсети (специально зарегистрировалась, раньше не пользовалась. Фамилию знала — как-то в разговоре муж обмолвился, что его сестра в браке носит такую же фамилию, как у моих дальних родственников) его сестру, Марию.

Имя, фамилия, имя ребенка — все одинаково. Но люди — разные. Мария, которая реально сестра Антона, 35-летняя брюнетка, мама 14-летнего Вячеслава. И все ее страница в статусах «Люблю мужа», «Любимая семья» и так далее. Вопрос -что за бабу приволок мой муж? Вывод напрашивался сам собой — любовницу.

Тут-то я окончательно охренела. Первым порывом было устроить мужу сцену. Но я хладнокровно отправила дочь в школу, наказав ей после школы пойти к однокласснице и ждать моего звонка.

Потом мы с мамой собрались и поехали к юристу. Консультация о возможном выделении доли Антону нас успокоила. Текущий ремонт — не является основанием для выделения доли. Вот был бы капитальный — мы с мамой бы попали.

После юриста мы поехали в полицию. Я была уверена — сам Антон квартиру не покинет добровольно. А если начать его выгонять, то может воплотить свою угрозу в жизнь — устроить погром. В полиции нам помочь отказались, сказали — «Вот будет погром, тогда и обращайтесь».

Я отправила маму домой, заехала в суд — написала заявление на развод, и стала обзванивать друзей мужского полу. Несколько согласились помочь с выселением мужа. Но — вечером, после работы.

Придя домой, я успокоила маму. Спокойно смотреть на мужа и эту Марию я не могла. На поверку оказалось, что «Вячеславу» — 17 лет. Он не учится и не работает.

Весь остаток дня я задавала «сестре мужа» каверзные вопросы. Просила рассказать о детстве. С каким-то мазохистским удовольствием наблюдала, как они переглядываются и путаются. Я ждала вечера.

Вечерний концерт я не забуду никогда. Как друзья выставили Антона, как я отвесила пенделя его «сестре». С подростком обошлись аккуратно — попросили выйти. Следом в подъезд полетели вещи мужа.

На прощание Антон признался, что я права. «Мария», то есть, Люба — его любовница. Об их связи узнал ее муж и выставил свою жену из дома. А мой лошаристый муж не придумал ничего лучше, чем привести ее к нам, выдав за сестру.

Он еще и прощения просил, дескать — бес попутал, ошибся, но все мужчины такие. Про «Невозможно всю жизнь есть только жареную картошку», тоже задвигал.

Я — нормально, переживу. Я бы и рассказывать Вам ничего не стала, по большому счету. Просто хочу чтобы Ваши читательницы знали: где-то в мире есть женщина, муж которой привел свою любовницу в квартиру к своей теще и провел с ней там ночь, когда жена спала за стенкой.

И эта женщина не уныла и не опустила руки. И у Вас все наладится, обязательно. Нет нерешаемых проблем. Удачи Вам!

Источник ➝

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

История отношений Кати и Андрея (имена изменены – прим. ред.) началась в 2016 году, когда Катя только закончила 11-й класс, а Андрей вернулся из армии. Познакомились, как и многие, через общих друзей.

– Катя мне сразу понравилась: веселая, открытая, интересная, какая-то необычная… – рассказал Андрей, вспоминая про их первую встречу и начало дружбы. – Прямо скажу, я сразу ею заинтересовался, после той встречи долго думал, добавил в друзья в соцсетях, написал. И мы начали общаться. Чуть больше полугода мы с ней дружили, она даже встречаться с кем-то начинала.

Неприятно было - она же догадывалась про мою симпатию. Но в итоге я решился, предложил начать встречаться, и она согласилась. 

Дальше по классике: начался конфетно-букетный период, прогулки до поздней ночи, все свободное время проводили только вдвоем. Так продолжалось еще полгода. А потом Андрей предложил Кате переехать к нему, ведь молодой человек, как рассказал он сам, увидел в ней «ту самую». 

– Первые месяца два было все отлично, мы жили как настоящая идеальная семья, – вспоминает молодой человек. – Я ждал ее возвращения с работы. Катя поступила учиться заочно и устроилась секретарем, так что разлучались мы крайне редко, к тому же у обоих график был 5/2. Но потом она резко изменилась, не в лучшую сторону. А я так был влюблен, что не замечал. Или просто не хотел этого замечать, ведь она казалась идеальной.

Андрей рассказал, что с того момента, как они с Катей начали встречаться, общение с его друзьями постепенно сошло на нет. А с момента переезда девушки в его квартиру также произошло и с родственниками. Причем разрыв произошел в одностороннем порядке: Катя просто занимала все свободное время Андрея, не давая иногда даже отвечать на звонки. В гости ходили только к родителям девушки, сами же к себе не звали почти никого. Со временем друзья и родственники сами перестали пытаться проводить время с Андреем и ограничивались только короткими звонками, и то, только когда Кати не было рядом.

  – Первый тревожный звоночек был в декабре, перед Новым годом, – рассказывает Андрей. – Меня пригласили на работе на корпоратив. Я позвал с собой и Катю, но она идти не захотела. Сначала все было нормально, но часа через два она начала мне везде писать и звонить. Сказала, что ей скучно дома одной и чтобы я возвращался. Но согласитесь, это как-то глупо. Вроде поговорили, Катя успокоилась, а потом скинула мне фотографию изрезанных ног с подписью в духе «если не приедешь, я продолжу и т.д.». Конечно, я вызвал такси и поехал к ней. Только открыл дверь, а на меня посыпался град обвинений, упреков и криков, какой я отвратительный. У меня только один вопрос был – за что? В тот день я впервые заплакал. От обиды, наверное: ты для человека все, что он захочет, а в ответ – гонения и угрозы причинить вред себе. На следующее утро будто ничего не было.

После этого случая ссоры в доме Андрея и Кати становились все чаще. Он хотел видеться с друзьями, а она, по словам Андрея, запирала дверь и прятала ключи. Поехал в гости к родителям – постоянные звонки с угрозами и унижениями. Девушка также регулярно замахивалась, могла просто так толкнуть, дать пощечину или больно схватить ногтями. И все в этом духе. Желание идти после работы домой сошло на нет, но чувства все еще были, поэтому и шел. 

Как рассказал Андрей, следующий «взрыв» произошел через четыре месяца.

– Вроде был обычный вечер, смотрели кино, – вспоминает молодой человек. – Катя вдруг посмотрела на меня со злобой и начала обвинять в том, что я ей изменяю. Мне так стало смешно сначала: как я мог все успевать, если всегда с ней? Попытался спокойно поговорить, выяснить, откуда такие мысли. Она просто кричала и плакала, плакала и кричала. Объяснений я так и не услышал. Потом она ушла на кухню и выскочила оттуда со скалкой. Как в этих глупых анекдотах про мужа-дурака и сварливую жену. Даже нарочно такое не придумаешь. Вот тогда я испугался, а Катя решила меня «проучить». Сейчас думаю, что надо было дать ей пощечину, протрезвилась бы, может быть. Но как можно ударить человека, которого любишь?

Этот вечер останется в памяти Андрея еще на долгие годы. В тот вечер Кате все же удалось несколько раз ударить его скалкой - над бровью у молодого человека остался небольшой шрам. Как только «оружие» удалось изъять, а Катю закрыть в ванной, Андрей собрал вещи девушки и позвонил ее родителям, чтобы они приехали и забрали дочь. Со слов парня, те ситуацию поняли и встали на его сторону. 

Около недели девушка не появлялась в поле зрения, но в один из дней он обнаружил Катю у своей входной двери. Она сказала, что хочет просто поговорить. 

– Мы сидели на кухне, пили чай. Она извинялась долго. Даже плакала. Рассказала, что стыдно за свои слова и поступки. Обещала пересмотреть свое поведение. И я ведь почти поверил, готов был ее пустить обратно, дать второй шанс, – рассказывает Андрей. – Но потом она «выкатила» список условий, при которых мы с ней будем вместе, как раньше. Там и перестать общаться с друзьями или только в ее присутствии, и перестать сидеть в соцсетях, и продать приставку, которую я купил на свои деньги. Также я должен был возить Катю и ее подруг всегда и везде, независимо от моих дел и усталости. А еще в обязательном порядке должен был предоставить доступ ко всем соцсетям, аккаунтам и даже электронной почте. Я не выдержал и выставил ее за дверь. А потом был месяц «веселья».

Чуть больше месяца Катя ежедневно звонила и писала Андрею с номеров подруг и знакомых, так как ее номер был заблокирован. Кидала письма с угрозами в почтовый ящик. Однажды баллончиком с краской раскрасила дверь и стену в подъезде. После этого молодому человеку пришлось самому перекрашивать часть лестничной площадки. 

– Ночью мне пришла СМС-ка с неизвестного номера с просьбой посмотреть в окно. Конечно, ничего хорошего я не ожидал, и был прав. Я живу на первом этаже, окна выходят на детскую площадку, а ближе всего – турники. И рядом с ними Катя, – вспоминает Андрей. – Как только она увидела, что я подошел к окну, то сразу сделала вид, что пытается повеситься. Я вылетел на улицу, схватил ее и позвонил родителям, чтобы забрали. Что с ней произошло, я не знаю. В эту же ночь я собрал сумку с вещами и уехал к бабушке, в деревню около Серова.

В итоге за несколько недель Андрей нашел работу вахтой на Дальнем Востоке, друг помог. Со старой работы пришлось уволиться, но, как сказал сам молодой человек, об этом он особо не жалел. В тот момент ему хотелось просто сбежать. Через три месяца он вернулся домой, звонков и визитов больше не было. 

Популярное в

))}
Loading...
наверх