Я не собираюсь уступать места бабкам в транспорте!

Извечный вопрос, должен ли человек что-то делать со своей жизнью, или нет, и проще отдать все на откуп судьбы. Особенно этот вопрос актуальный, когда выбор касается того, что изначально не совсем и хочется делать. Давайте поясню на примере.

Предыстория: пока моя машина стоит в сервисе на ремонте, мне приходится передвигаться на такси и общественном транспорте. Но сразу оговорюсь – такси не всегда хороший вариант в силу разных обстоятельств. Его стоимости, пробок, ожидания и т.д. Это я уже предвижу первую мысль в стиле «Не нравится транспорт – бери такси».

Беру, когда можно, но такое происходит не всегда.

В общем, ближе к делу. Суть в том, уступать ли место в транспорте или нет? И точки зрения внутри меня прямо разнятся в зависимости от того, сижу я сам или стою. Хотя обычно в общественном транспорте, если я еду один, то сижу крайне редко. Даже не потому, что я весь такой галантный джентльмен, а потому, чтобы меня не доставали бормотанием: «Вот молодежь-то сидит, куда мир катится, им стоять и стоять». Ну, или если все-таки сижу, то иной раз уступаю место пожилым и пассажирам с детьми. Ну, пока мне в целом несложно это сделать, да и самому часто с ребенком на руках приходилось ездить в транспорте, поэтому я знаю цену возможности ехать сидя.

Вообще, если отбросить условности, то по своей инициативе уступить женщине с ребенком, да даже и мужику с ребенком – вполне себе нормальный ход. Человечный поступок, безо всяких обиняков. Но мы тут как раз и говорим про эти вот условности.

Поэтому, с другой стороны, ситуации ведь всякие бывают. Когда хочется просто сесть и сидя доехать. Ввиду сильной усталости той же или болезни, или еще какой-нибудь причины. Лет 10 назад я весьма сильно заболел и даже еле ходил, не то что стоять. Я сел в трамвай, чтобы поехать в больницу. И какие-то два мужика лет по 50 начали бурно обсуждать меня вслух, мол, почему это я не уступил кому-то там место и так далее. Пришлось весьма жестко оборвать их размышления на полуслове.

Честно, в таких ситуациях я лишний раз убеждаюсь, что если уж я хочу сидеть и сел, то я имею на это право. И пошли все несогласные далеко и надолго. Я заплатил за проезд, на момент посадки было свободное сидячее место. То, что кому-то там тяжело стоять – лично его проблема. Тогда ездите на такси или покупайте свой личный трамвай, умники. Потому как тех мужиков мало интересовало мое состояние и реальное положение дел, им лишь бы что сказать и выглядеть бравыми ребятами в глазах невольных зрителей. Поэтому, даже считая, что уступать места все же стоит тем, кому это действительно необходимо, я не говорю, что это нужно делать вообще во всех ста случаев из ста. Причем, даже банально из-за таких вот ситуаций, выше описанных. У кого-то может быть сломана нога или просто плохое самочувствие. Не только бабки в России у нас страдают.

Классика, когда стоят бабки у остановки, обсуждают свои болячки, а как подъезжает транспорт, распихивают всех, несутся внутрь, падают на места, лишь бы сесть, толкаются, ругаются. Думаешь, и кому из них я хотел бы уступить? Правильно, никому. Потому как к себе они хотят человечного отношения, зато сами клали на всех. Никто никому ничего не должен – и исходит нужно, в первую очередь, из этого принципа.

В целом, за исключением редких моментов всегда я езжу стоя, даже особо и не пытаясь занять сидячее место, зная, что на следующей остановке навалится куча народу, и все равно придется уступать кому-то. Но бывают ситуации, когда я просто хочу реализовать свое право на сидячее место. И если я уж сел, то мне абсолютно нет дела до чужих восклицаний о нынешней молодежи, о том, что я вот сижу, а пол вагона стоят. Сразу представляю, как все эти пол вагона усаживаются на одно спасительное место, которое я вот так внаглую посмел занять. Тогда уж берите с собой табуретки, переворачивайте и сидите вчетвером на одной.

Бывают, конечно, ситуации, когда я еду в трамвае с дочкой, и мне уступает место женщина, а мужики рядом сидят, как ни в чем не бывало. Вроде и как бы все равно думаешь, а почему мужик-то не уступил ребенку месту? Конечно, и такие мысли тоже есть, никуда не денешься. Но это было лишь его правом. В принципе, уступить место тому, кто в нем на данный момент нуждается больше – это показатель человечности. Но, не защищая всяких индивидуумов, которые сидят в окружении стоящих беременных женщин, хочется всегда добавить, что если уж не уступили место, то вполне возможно, за этим скрывается нечто большее, чем просто невежество.

Ехал я с женой и дочкой, зашли в транспорт, хотели сесть на двойное место. Я сел с ребенком, а жену оттолкнула какая-то бабка, скорей взгромоздилась на сиденье рядом со мной. А на мой вопросительный взгляд стала оправдываться, типа, ой я вот тут посижу, хорошо. Через место ехал сидя ее муж, и я бы не сказал, что прямо сильно старый. То есть большинство людей в возрасте, пусть и не таком уж преклонном, считают нормой «добывать» места. А вот молодежь, пусть даже с ребенком, должна стоять? Вот из-за такой логики я иногда явно встаю на сторону тех, кто не уступает. Не все заслуживают этого.

Едешь на общаке – будь готов ехать в давке, стоя, с постоянно толкающимся кондуктором. И хорошо, если ни от кого рядом перегаром не тащит. А то хорошо устроились – зайду в транспорт, да пусть мне все уступают. Ага. Сначала спросите себя, а заслужили ли вы это? Точнее не так. Должны ли вам это?

Источник ➝

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

История отношений Кати и Андрея (имена изменены – прим. ред.) началась в 2016 году, когда Катя только закончила 11-й класс, а Андрей вернулся из армии. Познакомились, как и многие, через общих друзей.

– Катя мне сразу понравилась: веселая, открытая, интересная, какая-то необычная… – рассказал Андрей, вспоминая про их первую встречу и начало дружбы. – Прямо скажу, я сразу ею заинтересовался, после той встречи долго думал, добавил в друзья в соцсетях, написал. И мы начали общаться. Чуть больше полугода мы с ней дружили, она даже встречаться с кем-то начинала.

Неприятно было - она же догадывалась про мою симпатию. Но в итоге я решился, предложил начать встречаться, и она согласилась. 

Дальше по классике: начался конфетно-букетный период, прогулки до поздней ночи, все свободное время проводили только вдвоем. Так продолжалось еще полгода. А потом Андрей предложил Кате переехать к нему, ведь молодой человек, как рассказал он сам, увидел в ней «ту самую». 

– Первые месяца два было все отлично, мы жили как настоящая идеальная семья, – вспоминает молодой человек. – Я ждал ее возвращения с работы. Катя поступила учиться заочно и устроилась секретарем, так что разлучались мы крайне редко, к тому же у обоих график был 5/2. Но потом она резко изменилась, не в лучшую сторону. А я так был влюблен, что не замечал. Или просто не хотел этого замечать, ведь она казалась идеальной.

Андрей рассказал, что с того момента, как они с Катей начали встречаться, общение с его друзьями постепенно сошло на нет. А с момента переезда девушки в его квартиру также произошло и с родственниками. Причем разрыв произошел в одностороннем порядке: Катя просто занимала все свободное время Андрея, не давая иногда даже отвечать на звонки. В гости ходили только к родителям девушки, сами же к себе не звали почти никого. Со временем друзья и родственники сами перестали пытаться проводить время с Андреем и ограничивались только короткими звонками, и то, только когда Кати не было рядом.

  – Первый тревожный звоночек был в декабре, перед Новым годом, – рассказывает Андрей. – Меня пригласили на работе на корпоратив. Я позвал с собой и Катю, но она идти не захотела. Сначала все было нормально, но часа через два она начала мне везде писать и звонить. Сказала, что ей скучно дома одной и чтобы я возвращался. Но согласитесь, это как-то глупо. Вроде поговорили, Катя успокоилась, а потом скинула мне фотографию изрезанных ног с подписью в духе «если не приедешь, я продолжу и т.д.». Конечно, я вызвал такси и поехал к ней. Только открыл дверь, а на меня посыпался град обвинений, упреков и криков, какой я отвратительный. У меня только один вопрос был – за что? В тот день я впервые заплакал. От обиды, наверное: ты для человека все, что он захочет, а в ответ – гонения и угрозы причинить вред себе. На следующее утро будто ничего не было.

После этого случая ссоры в доме Андрея и Кати становились все чаще. Он хотел видеться с друзьями, а она, по словам Андрея, запирала дверь и прятала ключи. Поехал в гости к родителям – постоянные звонки с угрозами и унижениями. Девушка также регулярно замахивалась, могла просто так толкнуть, дать пощечину или больно схватить ногтями. И все в этом духе. Желание идти после работы домой сошло на нет, но чувства все еще были, поэтому и шел. 

Как рассказал Андрей, следующий «взрыв» произошел через четыре месяца.

– Вроде был обычный вечер, смотрели кино, – вспоминает молодой человек. – Катя вдруг посмотрела на меня со злобой и начала обвинять в том, что я ей изменяю. Мне так стало смешно сначала: как я мог все успевать, если всегда с ней? Попытался спокойно поговорить, выяснить, откуда такие мысли. Она просто кричала и плакала, плакала и кричала. Объяснений я так и не услышал. Потом она ушла на кухню и выскочила оттуда со скалкой. Как в этих глупых анекдотах про мужа-дурака и сварливую жену. Даже нарочно такое не придумаешь. Вот тогда я испугался, а Катя решила меня «проучить». Сейчас думаю, что надо было дать ей пощечину, протрезвилась бы, может быть. Но как можно ударить человека, которого любишь?

Этот вечер останется в памяти Андрея еще на долгие годы. В тот вечер Кате все же удалось несколько раз ударить его скалкой - над бровью у молодого человека остался небольшой шрам. Как только «оружие» удалось изъять, а Катю закрыть в ванной, Андрей собрал вещи девушки и позвонил ее родителям, чтобы они приехали и забрали дочь. Со слов парня, те ситуацию поняли и встали на его сторону. 

Около недели девушка не появлялась в поле зрения, но в один из дней он обнаружил Катю у своей входной двери. Она сказала, что хочет просто поговорить. 

– Мы сидели на кухне, пили чай. Она извинялась долго. Даже плакала. Рассказала, что стыдно за свои слова и поступки. Обещала пересмотреть свое поведение. И я ведь почти поверил, готов был ее пустить обратно, дать второй шанс, – рассказывает Андрей. – Но потом она «выкатила» список условий, при которых мы с ней будем вместе, как раньше. Там и перестать общаться с друзьями или только в ее присутствии, и перестать сидеть в соцсетях, и продать приставку, которую я купил на свои деньги. Также я должен был возить Катю и ее подруг всегда и везде, независимо от моих дел и усталости. А еще в обязательном порядке должен был предоставить доступ ко всем соцсетям, аккаунтам и даже электронной почте. Я не выдержал и выставил ее за дверь. А потом был месяц «веселья».

Чуть больше месяца Катя ежедневно звонила и писала Андрею с номеров подруг и знакомых, так как ее номер был заблокирован. Кидала письма с угрозами в почтовый ящик. Однажды баллончиком с краской раскрасила дверь и стену в подъезде. После этого молодому человеку пришлось самому перекрашивать часть лестничной площадки. 

– Ночью мне пришла СМС-ка с неизвестного номера с просьбой посмотреть в окно. Конечно, ничего хорошего я не ожидал, и был прав. Я живу на первом этаже, окна выходят на детскую площадку, а ближе всего – турники. И рядом с ними Катя, – вспоминает Андрей. – Как только она увидела, что я подошел к окну, то сразу сделала вид, что пытается повеситься. Я вылетел на улицу, схватил ее и позвонил родителям, чтобы забрали. Что с ней произошло, я не знаю. В эту же ночь я собрал сумку с вещами и уехал к бабушке, в деревню около Серова.

В итоге за несколько недель Андрей нашел работу вахтой на Дальнем Востоке, друг помог. Со старой работы пришлось уволиться, но, как сказал сам молодой человек, об этом он особо не жалел. В тот момент ему хотелось просто сбежать. Через три месяца он вернулся домой, звонков и визитов больше не было. 

Популярное в

))}
Loading...
наверх