В метро очень много кашляющих пассажиров, почему они не сидят дома

 

Рядом со мной стоит мужчина. Он начинает звонко и заливисто кашлять, при этом даже не прикрывается рукой. Он просто опускает голову вниз и усердно давится в пол. Пока поезд стоит на станции, старается делать это тише, но когда двери закрылись и поезд с шумом начал набирать скорость… Тут его как прорвало. Я отошла в сторону, к другим дверям…

Если ты болеешь, сиди дома и лечись!

Нет, большинство наших сограждан будут ходить на работу с температурой или острым ОРЗ, будут страдать по пути на работу, а у некоторых, такой путь занимает несколько часов.

Будут заражать всех вокруг, заражать своих коллег, но ни дня из рабочего графика не пропустят – надо заработать побольше. Надо, чтобы руководитель в конце месяца не высказывал, что много пропустил, поэтому и зарплата поменьше – сам виноват.

 
Смена места в вагоне мне не помогла. Рядом стоял парень и усердно шмыгал носом. Шмыгал он с частотой: один раз в 2-3 секунды. При этом сам он был в наушниках и дискомфорта ему это никакого не доставляло. Я даже подумала, что он ставит какой-то рекорд, по количеству всасываний содержимого своего носа. В какой-то момент он прекратил, вытерся перчаткой. Но через мгновение все продолжилось…

 

Даже бюджетники: врачи и учителя, воспитатели детских садов, приходят на работу «приболев». Уж кто-кто, а они могли бы оформить себе официальный больничный и сидеть дома, получая 80% оклада. Зачем они-то едут, заражать своих учеников или пациентов? Тоже, начальство боятся «рассердить»?

Еще через две станции вошла мама с ребенком, лет пяти. Ребенок был очень «печальный» и молча «клеился». Место уступили. Я подумала, что кашляет какой-нибудь мужчина, потому как кашель был похож на выстрелы гаубицы (по крайней мере мое воображение это нарисовало). Заглушая шум метро, выстрелы из гаубицы становились все чаще и звонче. Да, это кашлял этот ребенок. При этом, конечно, рта он не прикрывал, да и мама на этом не настаивала.

 

А зачем, если тут каждый второй такой. С кашлем, температурой, соплями и прочими подобными «радостями». Какая такая нужда? Какая сила, непреодолимой важности тянет такое количества людей выходить из дома в таком состоянии? Причем, я бы поняла, если бы таких было в вагоне 2-3 человека, но каждый второй.

Если отстраниться от собственных мыслей, от плеера или шума подземки, то можно четко понять, что в одном только вагоне, каждую секунду кто-то издает болезненный звук.

Почему так много людей ставят некоторые «дела» важнее своего здоровья? И ладно, если только своего здоровья. В этот же вагон заходят пассажиры со здоровыми детьми, совсем малышами. Что это, «прививка в полевых условиях» для своих детей?

В итоге ответ я «придумала» только один на свой вопрос. Люди так боятся, что их оштрафуют, уволят, ограничат, да и просто «скинут со счетов», если они позволят себе такую «роскошь», как поболеть дома. А думать об окружающих? Пфф…да когда такое было?

Источник ➝

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

История отношений Кати и Андрея (имена изменены – прим. ред.) началась в 2016 году, когда Катя только закончила 11-й класс, а Андрей вернулся из армии. Познакомились, как и многие, через общих друзей.

– Катя мне сразу понравилась: веселая, открытая, интересная, какая-то необычная… – рассказал Андрей, вспоминая про их первую встречу и начало дружбы. – Прямо скажу, я сразу ею заинтересовался, после той встречи долго думал, добавил в друзья в соцсетях, написал. И мы начали общаться. Чуть больше полугода мы с ней дружили, она даже встречаться с кем-то начинала.

Неприятно было - она же догадывалась про мою симпатию. Но в итоге я решился, предложил начать встречаться, и она согласилась. 

Дальше по классике: начался конфетно-букетный период, прогулки до поздней ночи, все свободное время проводили только вдвоем. Так продолжалось еще полгода. А потом Андрей предложил Кате переехать к нему, ведь молодой человек, как рассказал он сам, увидел в ней «ту самую». 

– Первые месяца два было все отлично, мы жили как настоящая идеальная семья, – вспоминает молодой человек. – Я ждал ее возвращения с работы. Катя поступила учиться заочно и устроилась секретарем, так что разлучались мы крайне редко, к тому же у обоих график был 5/2. Но потом она резко изменилась, не в лучшую сторону. А я так был влюблен, что не замечал. Или просто не хотел этого замечать, ведь она казалась идеальной.

Андрей рассказал, что с того момента, как они с Катей начали встречаться, общение с его друзьями постепенно сошло на нет. А с момента переезда девушки в его квартиру также произошло и с родственниками. Причем разрыв произошел в одностороннем порядке: Катя просто занимала все свободное время Андрея, не давая иногда даже отвечать на звонки. В гости ходили только к родителям девушки, сами же к себе не звали почти никого. Со временем друзья и родственники сами перестали пытаться проводить время с Андреем и ограничивались только короткими звонками, и то, только когда Кати не было рядом.

  – Первый тревожный звоночек был в декабре, перед Новым годом, – рассказывает Андрей. – Меня пригласили на работе на корпоратив. Я позвал с собой и Катю, но она идти не захотела. Сначала все было нормально, но часа через два она начала мне везде писать и звонить. Сказала, что ей скучно дома одной и чтобы я возвращался. Но согласитесь, это как-то глупо. Вроде поговорили, Катя успокоилась, а потом скинула мне фотографию изрезанных ног с подписью в духе «если не приедешь, я продолжу и т.д.». Конечно, я вызвал такси и поехал к ней. Только открыл дверь, а на меня посыпался град обвинений, упреков и криков, какой я отвратительный. У меня только один вопрос был – за что? В тот день я впервые заплакал. От обиды, наверное: ты для человека все, что он захочет, а в ответ – гонения и угрозы причинить вред себе. На следующее утро будто ничего не было.

После этого случая ссоры в доме Андрея и Кати становились все чаще. Он хотел видеться с друзьями, а она, по словам Андрея, запирала дверь и прятала ключи. Поехал в гости к родителям – постоянные звонки с угрозами и унижениями. Девушка также регулярно замахивалась, могла просто так толкнуть, дать пощечину или больно схватить ногтями. И все в этом духе. Желание идти после работы домой сошло на нет, но чувства все еще были, поэтому и шел. 

Как рассказал Андрей, следующий «взрыв» произошел через четыре месяца.

– Вроде был обычный вечер, смотрели кино, – вспоминает молодой человек. – Катя вдруг посмотрела на меня со злобой и начала обвинять в том, что я ей изменяю. Мне так стало смешно сначала: как я мог все успевать, если всегда с ней? Попытался спокойно поговорить, выяснить, откуда такие мысли. Она просто кричала и плакала, плакала и кричала. Объяснений я так и не услышал. Потом она ушла на кухню и выскочила оттуда со скалкой. Как в этих глупых анекдотах про мужа-дурака и сварливую жену. Даже нарочно такое не придумаешь. Вот тогда я испугался, а Катя решила меня «проучить». Сейчас думаю, что надо было дать ей пощечину, протрезвилась бы, может быть. Но как можно ударить человека, которого любишь?

Этот вечер останется в памяти Андрея еще на долгие годы. В тот вечер Кате все же удалось несколько раз ударить его скалкой - над бровью у молодого человека остался небольшой шрам. Как только «оружие» удалось изъять, а Катю закрыть в ванной, Андрей собрал вещи девушки и позвонил ее родителям, чтобы они приехали и забрали дочь. Со слов парня, те ситуацию поняли и встали на его сторону. 

Около недели девушка не появлялась в поле зрения, но в один из дней он обнаружил Катю у своей входной двери. Она сказала, что хочет просто поговорить. 

– Мы сидели на кухне, пили чай. Она извинялась долго. Даже плакала. Рассказала, что стыдно за свои слова и поступки. Обещала пересмотреть свое поведение. И я ведь почти поверил, готов был ее пустить обратно, дать второй шанс, – рассказывает Андрей. – Но потом она «выкатила» список условий, при которых мы с ней будем вместе, как раньше. Там и перестать общаться с друзьями или только в ее присутствии, и перестать сидеть в соцсетях, и продать приставку, которую я купил на свои деньги. Также я должен был возить Катю и ее подруг всегда и везде, независимо от моих дел и усталости. А еще в обязательном порядке должен был предоставить доступ ко всем соцсетям, аккаунтам и даже электронной почте. Я не выдержал и выставил ее за дверь. А потом был месяц «веселья».

Чуть больше месяца Катя ежедневно звонила и писала Андрею с номеров подруг и знакомых, так как ее номер был заблокирован. Кидала письма с угрозами в почтовый ящик. Однажды баллончиком с краской раскрасила дверь и стену в подъезде. После этого молодому человеку пришлось самому перекрашивать часть лестничной площадки. 

– Ночью мне пришла СМС-ка с неизвестного номера с просьбой посмотреть в окно. Конечно, ничего хорошего я не ожидал, и был прав. Я живу на первом этаже, окна выходят на детскую площадку, а ближе всего – турники. И рядом с ними Катя, – вспоминает Андрей. – Как только она увидела, что я подошел к окну, то сразу сделала вид, что пытается повеситься. Я вылетел на улицу, схватил ее и позвонил родителям, чтобы забрали. Что с ней произошло, я не знаю. В эту же ночь я собрал сумку с вещами и уехал к бабушке, в деревню около Серова.

В итоге за несколько недель Андрей нашел работу вахтой на Дальнем Востоке, друг помог. Со старой работы пришлось уволиться, но, как сказал сам молодой человек, об этом он особо не жалел. В тот момент ему хотелось просто сбежать. Через три месяца он вернулся домой, звонков и визитов больше не было. 

Популярное в

))}
Loading...
наверх