Очнулась и увидела его: как главред изнасиловал журналистку 

 

Главного редактора новгородской газеты Михаила Боголюбова обвиняют в изнасиловании 33-летней журналистки Алины Щегловой, сообщили в региональном СК. По словам женщины, 27 сентября она много выпила на корпоративе в редакции и в результате потеряла сознание. Очнувшись, местная жительница увидела, что ее насилует Боголюбов.


Против главного редактора муниципальной газеты Великого Новгорода Михаила Боголюбова возбудили уголовное дело по факту изнасилования 33-летней журналистки местного онлайн-издания Алины Щегловой, сообщили в региональном СК.


Инцидент произошел 27 сентября. В тот день новгородские СМИ принимали участие в областном конкурсе — после него журналисты решили отпраздновать окончание мероприятия в редакции газеты Боголюбова, пишет издание «Медуза».
В здании журналисты распивали алкогольные напитки — в какой-то момент коллеги заподозрили, что Щеглова находится в состоянии сильного опьянения. «Алина сказала: нормально — но взгляд был стеклянный и понятно было, что она перебрала, и ей не очень-то хорошо уже на самом деле», — рассказал сотрудник одного из новгородских СМИ Матвей Николаев.


В итоге 42-летний главный редактор предложил нетрезвой журналистке поехать вдвоем на такси, так как они живут неподалеку друг от друга — женщина согласилась. «В холле Боголюбов выглядел довольно бодро. Мне показалось, что у него какой-то слишком оживленный взгляд. Потом поняла — ошалелый», — поделилась воспоминаниями коллега пострадавшей Анна Огороднийчук.


Сама Щеглова утверждает, что не заподозрила неладного в предложении Боголюбова — главный редактор муниципальной газеты был другом детства ее мужа, в связи с чем женщина была спокойна.
Когда коллеги начали уходить с корпоратива, нетрезвая журналистка надела пальто и села за стол, чтобы подождать, пока Боголюбов закажет такси. Внезапно женщине стало плохо — она потеряла сознание. Придя в себя, новгородка увидела, что ее платье разорвано, а главный редактор насилует ее. По словам журналистки, мужчина надругался над ней дважды — в кабинете и туалете редакции.


В два часа ночи новгородка выбежала из редакции босиком, чтобы поймать такси. Однако в приближающемся автомобиле неизвестным образом оказался Боголюбов — он силой затащил жертву в салон и заявил, что домой она поедет только вместе с ним. В итоге Щеглова добралась до своей квартиры. «Алина сидела вся в слезах, на полу валялось ее разорванное вечернее платье», — рассказал «Медузе» супруг журналистки Иван Зыков.


Он попытался несколько раз связаться с предполагаемым злоумышленником, но тот не отвечал. На следующий день Боголюбов сам позвонил ему и сообщил, что между ним и Щегловой ничего не было. Однако не прошло и часа, как он снова набрал мужчину и сказал, что «вспомнил, кое-что было в эту ночь, но это все по обоюдному согласию».
Вскоре сообщение от главного редактора муниципальной газеты получила и пострадавшая — в нем мужчина признал, что совершил непростительную ошибку.


«Неадекватное состояние не прощение, я понимаю. Но эта мерзость случилась, как ты ответила мне согласием на вот это продолжение по пьяни. Лучше бы убила. Прошу только об одном, не ломать друг другу жизни продолжением. Я потерял друга, я потерял себя, уважение к себе самому. И накажу я себя сам. Жестко», — написал Боголюбов.
Но женщина не выполнила просьбу — 30 сентября она написала в Следком заявление об изнасиловании. В этот же день ей позвонила жена предполагаемого злоумышленника Алла Егорова — полковник полиции, замначальника новгородского управления МВД по вопросам миграции. По словам журналистки, супруга Боголюбова попросила забрать заявление, на что получила от пострадавшей отказ.


Тогда же новгородка принесла в ведомство разорванное платье, пальто и пиджак как вещественные доказательства, но правоохранители отказались их принять, объясняя это тем, что эти улики могут легко потеряться. В итоге следователь назначил женщине экспертизу на 1 октября, однако после того, как пострадавшая прошла обследование, специалисты отказались отдать ей документальное подтверждение исследования.


Разорванное платье журналистики приняли только 9 октября, когда дело передали другому следователю. Позже женщина прошла полиграф, а все присутствующие на том корпоративе коллеги были допрошены сотрудниками регионального СК.
Щеглова в свою очередь заявила, что не намерена портить жизнь Боголюбову — она придала случившееся огласке только после того, как поняла, что в расследовании есть некоторые странности.
«К сожалению, у меня есть информация, что дело пытаются замять. Насильник работает в муниципальной газете, имеющей непосредственное отношение к мэрии Великого Новгорода. Его жена — полковник полиции. И она настойчиво просила меня заявление забрать», — пояснила журналистка.


Главный редактор муниципальной газеты и его супруга отказались комментировать эту ситуацию. Об этом сообщает Рамблер.

Источник ➝

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

«В тот день я впервые заплакал»: что бывает, когда твоя девушка - агрессор

История отношений Кати и Андрея (имена изменены – прим. ред.) началась в 2016 году, когда Катя только закончила 11-й класс, а Андрей вернулся из армии. Познакомились, как и многие, через общих друзей.

– Катя мне сразу понравилась: веселая, открытая, интересная, какая-то необычная… – рассказал Андрей, вспоминая про их первую встречу и начало дружбы. – Прямо скажу, я сразу ею заинтересовался, после той встречи долго думал, добавил в друзья в соцсетях, написал. И мы начали общаться. Чуть больше полугода мы с ней дружили, она даже встречаться с кем-то начинала.

Неприятно было - она же догадывалась про мою симпатию. Но в итоге я решился, предложил начать встречаться, и она согласилась. 

Дальше по классике: начался конфетно-букетный период, прогулки до поздней ночи, все свободное время проводили только вдвоем. Так продолжалось еще полгода. А потом Андрей предложил Кате переехать к нему, ведь молодой человек, как рассказал он сам, увидел в ней «ту самую». 

– Первые месяца два было все отлично, мы жили как настоящая идеальная семья, – вспоминает молодой человек. – Я ждал ее возвращения с работы. Катя поступила учиться заочно и устроилась секретарем, так что разлучались мы крайне редко, к тому же у обоих график был 5/2. Но потом она резко изменилась, не в лучшую сторону. А я так был влюблен, что не замечал. Или просто не хотел этого замечать, ведь она казалась идеальной.

Андрей рассказал, что с того момента, как они с Катей начали встречаться, общение с его друзьями постепенно сошло на нет. А с момента переезда девушки в его квартиру также произошло и с родственниками. Причем разрыв произошел в одностороннем порядке: Катя просто занимала все свободное время Андрея, не давая иногда даже отвечать на звонки. В гости ходили только к родителям девушки, сами же к себе не звали почти никого. Со временем друзья и родственники сами перестали пытаться проводить время с Андреем и ограничивались только короткими звонками, и то, только когда Кати не было рядом.

  – Первый тревожный звоночек был в декабре, перед Новым годом, – рассказывает Андрей. – Меня пригласили на работе на корпоратив. Я позвал с собой и Катю, но она идти не захотела. Сначала все было нормально, но часа через два она начала мне везде писать и звонить. Сказала, что ей скучно дома одной и чтобы я возвращался. Но согласитесь, это как-то глупо. Вроде поговорили, Катя успокоилась, а потом скинула мне фотографию изрезанных ног с подписью в духе «если не приедешь, я продолжу и т.д.». Конечно, я вызвал такси и поехал к ней. Только открыл дверь, а на меня посыпался град обвинений, упреков и криков, какой я отвратительный. У меня только один вопрос был – за что? В тот день я впервые заплакал. От обиды, наверное: ты для человека все, что он захочет, а в ответ – гонения и угрозы причинить вред себе. На следующее утро будто ничего не было.

После этого случая ссоры в доме Андрея и Кати становились все чаще. Он хотел видеться с друзьями, а она, по словам Андрея, запирала дверь и прятала ключи. Поехал в гости к родителям – постоянные звонки с угрозами и унижениями. Девушка также регулярно замахивалась, могла просто так толкнуть, дать пощечину или больно схватить ногтями. И все в этом духе. Желание идти после работы домой сошло на нет, но чувства все еще были, поэтому и шел. 

Как рассказал Андрей, следующий «взрыв» произошел через четыре месяца.

– Вроде был обычный вечер, смотрели кино, – вспоминает молодой человек. – Катя вдруг посмотрела на меня со злобой и начала обвинять в том, что я ей изменяю. Мне так стало смешно сначала: как я мог все успевать, если всегда с ней? Попытался спокойно поговорить, выяснить, откуда такие мысли. Она просто кричала и плакала, плакала и кричала. Объяснений я так и не услышал. Потом она ушла на кухню и выскочила оттуда со скалкой. Как в этих глупых анекдотах про мужа-дурака и сварливую жену. Даже нарочно такое не придумаешь. Вот тогда я испугался, а Катя решила меня «проучить». Сейчас думаю, что надо было дать ей пощечину, протрезвилась бы, может быть. Но как можно ударить человека, которого любишь?

Этот вечер останется в памяти Андрея еще на долгие годы. В тот вечер Кате все же удалось несколько раз ударить его скалкой - над бровью у молодого человека остался небольшой шрам. Как только «оружие» удалось изъять, а Катю закрыть в ванной, Андрей собрал вещи девушки и позвонил ее родителям, чтобы они приехали и забрали дочь. Со слов парня, те ситуацию поняли и встали на его сторону. 

Около недели девушка не появлялась в поле зрения, но в один из дней он обнаружил Катю у своей входной двери. Она сказала, что хочет просто поговорить. 

– Мы сидели на кухне, пили чай. Она извинялась долго. Даже плакала. Рассказала, что стыдно за свои слова и поступки. Обещала пересмотреть свое поведение. И я ведь почти поверил, готов был ее пустить обратно, дать второй шанс, – рассказывает Андрей. – Но потом она «выкатила» список условий, при которых мы с ней будем вместе, как раньше. Там и перестать общаться с друзьями или только в ее присутствии, и перестать сидеть в соцсетях, и продать приставку, которую я купил на свои деньги. Также я должен был возить Катю и ее подруг всегда и везде, независимо от моих дел и усталости. А еще в обязательном порядке должен был предоставить доступ ко всем соцсетям, аккаунтам и даже электронной почте. Я не выдержал и выставил ее за дверь. А потом был месяц «веселья».

Чуть больше месяца Катя ежедневно звонила и писала Андрею с номеров подруг и знакомых, так как ее номер был заблокирован. Кидала письма с угрозами в почтовый ящик. Однажды баллончиком с краской раскрасила дверь и стену в подъезде. После этого молодому человеку пришлось самому перекрашивать часть лестничной площадки. 

– Ночью мне пришла СМС-ка с неизвестного номера с просьбой посмотреть в окно. Конечно, ничего хорошего я не ожидал, и был прав. Я живу на первом этаже, окна выходят на детскую площадку, а ближе всего – турники. И рядом с ними Катя, – вспоминает Андрей. – Как только она увидела, что я подошел к окну, то сразу сделала вид, что пытается повеситься. Я вылетел на улицу, схватил ее и позвонил родителям, чтобы забрали. Что с ней произошло, я не знаю. В эту же ночь я собрал сумку с вещами и уехал к бабушке, в деревню около Серова.

В итоге за несколько недель Андрей нашел работу вахтой на Дальнем Востоке, друг помог. Со старой работы пришлось уволиться, но, как сказал сам молодой человек, об этом он особо не жалел. В тот момент ему хотелось просто сбежать. Через три месяца он вернулся домой, звонков и визитов больше не было. 

Популярное в

))}
Loading...
наверх